Странная история о новом жанре

0
2702

Как корабль назовете, так он, сами знаете, что сделает. Но, похоже, музыкальные критики и аудиофилы со всего мира стараются дать побольше названий для плавсредств, которые барахтаются в мутной жиже под названием современная авангардная музыка.

Иногда одно и то же судно может иметь больше двух или трех названий, ну и, конечно же, удивляет, когда кораблем называют совсем уж дырявую лодку. Сегодня мы хотим поведать о стиле, который хоть и вышел в открытое плавание, но кажется, никто не воспринимает его всерьез, ну а о том, чтобы назвать все это безобразие полноценным жанром — вообще мало кто задумывается. Итак, нарастающие тревожные звуки, шум деревьев и замедленный странный шепот: сегодня мы поговорим о витч-хаусе.

Стиль музыки, о котором пойдет сегодня речь, более похожий на очередной модный тренд, чем на музыкальный феномен, ведь главные артисты этого жанра — депрессивные чудаки, а музыка больше похожая на кассету, которую ваш плеер известной китайской марки «Хijxxdas» жует и затягивает по мере того, как садятся батарейки. Но все это только верхушка айсберга, ведь у этого стиля очень богатое прошлое и нельзя однозначно утверждать, что это просто очередной модный тренд, который появился из ниоткуда и уверено движется в никуда. Совсем другой вопрос — название этого стилевого направления. Ведь то, что сейчас так упорно стараются подать в упаковке с названием витч-хаус, — в разные времена называли совсем другими словами. И неспроста хедпайнеры витч-хауса, странные и мрачные музыканты из группы Ба1ет, не называют себя витч-хаусовой группой. Гораздо точнее, как считают сами парни, их музыку характеризирует слово «дрэг», которое взято из сленга музыкальной сцены южного американского хип-хопа середины девяностых.

Давайте на некоторое время забудем о том, что сегодня 2011 год, и все, что вам нужно для того, чтобы заполучить немного гигабайтов новой музыки, — это лениво покликать по экрану. Мы перенесемся в Хьюстон начала девяностых, где интернета, как вы понимаете, и в помине не было, а главным источником новой музыки и свежих музыкальных тенденций были аудиокассеты. Именно на аудиокассетах, начиная с 1992 года, местный диск-жокей и музыкальный продюсер DJ Screw начал выпускать свои странные, как для того времени, миксы на известные хип-хоповые хиты того времени. Микстейповая практика для хип-хопа уже в те годы была привычным явлением. Миксованые записи производили во всех уголках США. Но именно кассеты от Screw были особенными. Ведь на них не просто были сведены хиты актуальных артистов того времени — эти кассеты представляли слушателю своеобразные замедленные ремиксы на популярные шлягеры. Иногда кусочки накладывались друг на друга, иногда в треках появлялся новый бит, а на фоне маячил традиционный для хип-хопа скретч, иногда треки заикались, словно твое новомодное wonky, но единственное, что можно сказать наверняка, — это было что-то новое и экспериментальное. Кроме того, почти классическая комбинация, где определенному стилю музыки отвечает определенный вид наркотиков, в Хьюстоне была возвышена в ранг культа, ведь в этом городе связь тягучего хип-хопа и химических допингов была особой. Популярный среди местных головорезов сироп от кашля был оптимальным средством для того, чтобы замедленная музыка нравилась еще больше. Кодеин и прометазин (основные боевые элементы сиропа) — замедляли вокруг тебя все, что только можно и нельзя, и лучшего саундтрека ко всему этому спящему царству, чем замедленный и заикающийся хип-хоп, просто не придумаешь. Кассеты с ремиксами от DJ Screw стали расходится, как iPad в день поступления его в продажу, а новый южный стиль хип-хопа долго не гадая назвали screwed and chopped. Именно этот жанр и считают прародителем современного витч-хауса.

И хотя большинство замедленных треков из Хьюстона были схожи между собой и играли со скоростью 60-70 ударов в минуту, но сам жанр вялотекущего хип-хопа из Техаса монолитным не считают. Его делят на подвиды: screwed and chopped (на первом плане скретчи и повторения фраз, которые создаются в режиме живой игры на вертушках), dragged and chopped (именно последователями этого жанра считают себя музыканты из Salem, запитченные куски — основа этого подвида). Также есть и название slowed and throwed, но местные знатоки стиля утверждают, что это просто другое название screwed and chopped. Если отбросить разницу менталитетов и социального происхождения пионеров скрю-хип-хопа и витч-хауса,то схожесть просто очевидна: и там, и там замедленные композиции — основа для новых музыкальных этюдов. Разница втом, что витч-хаусовые музыканты используют для своих экспериментов все: от авангардной электроники до готического рока, а в screwed and chopped главная основа — это, все же, хип-хоповые треки. Но, кроме того, что жанры похожи с технической стороны, есть еще одна интересная особенность. Антураж новомодного витч-хауса крутится около старых хорроров, мистических историй и демонических сюжетов. И именно это, по мнению многих критиков, делает этот жанр уникальным и новым, а не просто продолжением старых техасских традиций. Но если покопаться глубже, то можно найти вполне демонические обложки релизов оттехасских рэперов середины девяностых. Чего стоит только название одних их главных звезд локальной сцены Мемфиса — Three Six Mafia. Это уже сейчас эти афро-американцы воспевают комфортные условия жизни плохих парней, а в те бурные девяностые они и артисты их лейбла Hypnotize Minds заигрывали со всякой дьявольщиной, и не только на обложках своих релизов, но и в текстах. Если сложить все эти факты вместе, то можно однозначно сказать, что витч-хаус — это современная версия черных идей начала девяностых, которые взяли в оборот все, кого так или иначе причисляют к жанру витч-хаус. Всего лишь еще одна музыкальная эволюция и все дела.

Разобравшись в том, откуда растут ноги у витч-хауса, можно более детально рассмотреть и самый новомодный жанр замедленной и искаженной музыки: теперь представители этого стиля создают свои композиции, не стоя за вертушками, а используя современные технологии и вставляя в свои треки элементы, которые характерны для других современных стилевых направлений. Критики и меломаны замечают в витч-хаусовых треках элементы дабстепа и нотки дарк-эмбиента. Но наиболее ярко на витч-хаус повлиял еще один новомодный жанр — гипногоджик. Гипногоджик — именно так называют состояние человека, которое можно охарактеризовать, как нечто среднее между сном и реальностью, а музыка, которую называют не иначе, как гипнагогический поп — это мрачное переосмысление идей из восьмидесятых, которые при реворке начинают звучать крайне мистически и атмосферно. Именно эти идеи и были развиты уже витч-хаусовыми музыкантами. Добавьте немного перегруженных басовых нот, поставьте на весь этот беспредел парочку бит-крашеров и растяните любимую фразу из японского хоррора — возможно, и у вас получится витч-хаусовый хит.

Когда вспоминают о витч-хаусе, то следующими в этой логической цепочке в большинстве случаев становятся музыканты из группы Salem, которых принято считать если уж не главными артистами новомодного жанра, то уж одними из его отцов-основателей точно. Если брать в расчет внешние атрибуты, то Джон Холланд, Джек Донохью и Хизер Мэрлатт (именно, они и скрываются под названием Salem) — всем своим видом напоминают ту американскую социальную прослойку, которую принято называть термином «white trash»: длинные грязные волосы, драные джинсы и отсутствие каких-либо манер. Ко всему этому позитивному портрету добавляйте глубокую депрессивность (не как эмоциональное состояние, а как стиль жизни), полную антисоциальность, наркотическую зависимость, реверанс в сторону нетрадиционной сексуальной ориентации и любовь ко всему мрачному. Джон Холланд описывает себя как «ну, я вообще,типа, весьма депрессивная натура…». Все это нашло свое отображение на дебютном релизе от Salem, который они назвали жизнеутверждающим признанием «Yes, I Smoke Cracfo. Релиз вышел в 2008 году на виниле лимитированным количеством и был моментально распродан. В 2010 году свет увидел и второй релиз от этих мрачных янки под названием «King Night», который адепты жанра тут же занесли в раздел классических для альбомов витч-хауса. И хотя сейчас музыканты из Salem все еще плохо выглядят, мало общаются с прессой и фотографируются только с выражениям полной безысходности в глазах, но все же они теперь выступают на главных авангардных музыкальных фестивалях, армия их поклонников неуклонно растет, а критики всего мира снимают шляпы (из-за нетрадиционной ориентации музыкантов из Salem — не хотим, чтобы эта фраза была превратно истолкована). От ужаса к успеху — всего лишь один шаг!

Интересной особенностью витч-хауса являются еще и странные названия большинства групп этого жанра, которые тяжело (а иногда и просто невозможно) воспроизводить в устной речи и которые упрямо отказываются искать поисковые системы.: оОоОО, ▲, или GRtLLGRfLL — это не ошибки типографии, а флагманские корабли витч-хаусового флота, большинство из которых пришвартовано в пристани лейбла «Disaro», который принадлежит Роберту Дизаро и Джеймсу Вайгелю и издает большинство знаковых релизов в стиле витч-хаус на CD-R, аудиокассетах и даже VHS. Кстати, любовь к старым хоррор-фильмам — еще один важный момент всей этой витч-хаусовой стилистики: очень часто видеоработы от витч-артистов — это ничто иное, как коллажи со старого трэш-хоррорового кинематографа, которые или порезанные на мелкие кусочки, или замедлены до неприличности. Когда видео- и аудиопоток сходятся воедино, — именно в этот момент можно понять, что такое витч-хаус.

Фраза о том, что любой андеграунд стремится стать мейнстримом, — хоть и очень спорная, но все же рациональное зерно в ней есть, ведь даже такой нонконформистский жанр, как витч-хаус, все равно уже пробивает себе дорогу наверх: к более широкой аудитории и к большим площадкам. Ведь витч-хаус -это не обязательно все завывающее и шипящее; главней всего передать темный антураж и затронуть самые мрачные струны вашей души. А вот для достижения этой цели любые средства хороши. Бруклинская певица Лорел Хэйло, похоже, первый артист, который сможет донести витч-хаус до массового слушателя. Не напрасно же ее музыку называют не иначе, как витч-попом, ведь за абстрактными аранжировками и голосом, которым можно вызывать духов, прячутся отличные гармонии и милая девушка, которая уже украсила один громкий хит. В песне Games «Strawberry Skies» звучит именно ее вокал.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here