Микрофонный приём

Одним из самых ранних открытий в стереофонической звукопередаче, появившемся в начале XX века, затем забытом, и вновь возникшем уже в конце 60-х годов, является так называемый метод «искусственной головы». Идея состояла в том, что два идентичных микрофона помещались в специальную конструкцию, .напоминавшую по форме и размерам человеческую голову, и расположенную, скажем, в концертном зале.            Приёмники находились приблизительно там, где природа располагала барабанные перепонки. По двум линиям связи сигналы передавались к двум телефонным аппаратам, и слушатель у себя дома мог воспринимать некий пространственный акустический иллюзион, приложив к ушам две телефонные трубки, соответствующие левому и правому направлениям приёма.
Разумеется, только очень состоятельные люди могли не отказывать себе в таком удовольствии. К тому же, на заре электроакустики качество звукопередачи было весьма сомнительным. Поэтому идея не получила широкого распространения, и, как это часто бывало и в других областях, предалась постепенному забвению.
Много позже, когда появились высококачественные микрофоны очень маленьких размеров и хорошие головные телефоны, с широкой спектральной полосой передачи и низкими искажениями, к мыслям об «искусственной голове» вернулись акустические разработчики разных стран мира. Появились сложнейшие конструкции, иные из которых с невероятным педантизмом воспроизводили внутреннее устройство всех биологических полостей, вплоть до материальной имитации головного мозга ради адекватных акустических свойств. Надо сказать, что достигаемые результаты порой бывали весьма убедительными, тем более что звукорежиссёры, со своей стороны, сумели дать существенные рекомендации по оптимальным способам пользования этим методом. Необходимо было, во-первых, подбирать для передач залы, по акустическим свойствам наиболее соответствующие жанрам исполняемых музыкальных или драматических программ, а во-вторых, определять точную микрофонную позицию с тем, чтобы обеспечить полноценную, как в техническом, так и в художественном отношениях, звукопередачу с помощью только одной этой электроакустической конструкции.
Метод получил название бифонической звукопередачи, и был рассчитан на прослушивание с помощью головных телефонов, а не громкоговорителей. Правда, технологическая простота, исключающая множество микрофонов, соблазняла звукорежиссёров применить его и для обычной стереофонической передачи, однако фонографии при этом получались достаточно условными. Наблюдались пространственные дисторсии (нарушения виртуальных размерных пропорций) и отсутствие слитности в фонографическом изображении.
Для компенсации этих недостатков были применены попытки фазовой коррекции сигналов, разрабатывались специальные процессоры - конверторы, позволявшие не только использовать «искусственную голову» в стереофонии, но и создавать бифонические звуковые программы из электроакустических компонент многомикрофонных технологий, когда условия записи не позволяли обойтись описанной микрофонной парой, или требовали последовательных наложений, то есть записи на многодорожечный носитель с последующей перезаписью (сведением).
Будем надеяться, что работы в этом направлении ещё не закончены, и звукорежиссёров ожидают интересные эстетические открытия.
Технологически удобными представляются появившиеся в последнее время микрофонные блоки, подобные «искусственной голове» в том смысле, что также содержат два монофонических приёмника, расположенных на расстоянии, равном ушной базе. Микрофоны находятся в полуоткрытом боксе сравнительно небольших размеров, разделённом на два отсека для акустической сепарации сигналов левого и правого направлений. Но, поскольку практически все свойства микрофонов, приведенные в этой главе, справедливы для так называемого свободного поля, прогнозировать фонографический результат приёма описанной конструкцией сложно, и её использование сопряжено с эмпирическими действиями.
Давние исследования фундаментальной акустики показали, что около хорошо отражающей поверхности, размеры которой превышают длину падающей на неё звуковой волны, благодаря интерференции возникает удвоение экстремумов звукового давления. Это явление позволяет вдвое увеличить отдачу микрофона - приёмника давления, если расположить его в непосредственной близости от такого экрана. Но интерференционный способ приёма эффективен лишь в том случае, когда звук отражается акустически зеркальной сплошной стеной, большие размеры которой обеспечивают спектральную равномерность интерференции в достаточно широком частотном диапазоне. Использовать же отражающие площадки небольших размеров целесообразно тогда, когда линейные искажения спектра могут оказаться благоприятными с эстетической точки зрения, что и здесь всякий раз потребует эксперимента. К тому же названный акустический экран должен быть максимально жёстким, иначе вызванная падающей волной вибрация превратит его во вторичный источник звука, отчего результат звукопередачи станет ещё более непредсказуемым.
Экзотический способ микрофонного приёма демонстрировался в одном из радиодомов Германии. Симфонический оркестр располагался под огромной раковиной, постепенно сужавшейся до трубы небольшого диаметра. Конструкция напоминала гигантскую улитку; в её вершине был установлен монофонический микрофон, и одного его вполне хватало для общеплановой звукопередачи. Те, кто слышал эту запись, рассказывали о хорошей регистров - тембральной дифференцированности звучания. Это свидетельствует о каких-то мерах, принятых для устранения внутренних резонансов акустического «передатчика».
Характерно, что в таком способе вновь усматривается аналогия с работой определённых оптических приборов, так называемых светопроводов, действие которых основано на явлении полного внутреннего отражения светового (в нашем случае - акустического) потока.

Комментировать


Защитный код Обновить

.