Аналоговые синтезаторы: между нулями и единицами

В последние несколько лет отчетливо наблюдается рост популярности аналоговых инструментов. Компании перезапускают популярные модели, создают новые. Что это - мода или технический прогресс? Журналист американского Forbes пытается разобраться.
Представьте себе картину, когда Тим Кук запускает производственные линии с которых начинают сходить Apple II вместо последних моделей Macbook Pro. У всех на уме была бы одна единственная мысль, что компания Apple сошла с ума. В конце концов, какая компания, находясь в трезвом уме и здравой памяти решила бы восстановить технологию, которая в последний раз производилась в 1970-х?
 
Но в 2013 году именно такое решение приняли боссы в Korg, японской транснациональной корпорации, которая является одним из крупнейших производителей музыкальных инструментов в мире. Вместо того, чтобы тратиться на исследования цифровых инструментов будущего, они решили вновь начать производство аналоговых синтезаторов MS-20, которые были последним словом науки и техники на момент своего выхода в 1978 и спустя десятилетие сняты с производства как безнадежно устаревшие. Решение возобновить производство стало успешным, поскольку инструмент показал отличные продажи во всем мире. Теперь же конкуренты Korg обратили внимание на успехи и принялись делать нечто похожее, а фанаты синтезаторов обрели надежду, что остальные японские гиганты типа Yamaha и Roland вернут свои легендарные синтезаторы, выпускавшиеся в до-цифровую эпоху.
 
Правда японские транснациональные корпорации возвращаются на этот рынок, который уже фактически осушен до дна десятками небольших производителей. За один только прошлый год несколько компаний, ранее известных своими цифровыми продуктами стали производить инструменты старомодным способом, возвращаясь к использованию припоя, транзисторам и конденсаторы, променяв на это нули и единички цифрового программирования. 
 
Легендарный создатель синтезаторов Дэйв Смит, который недавно получил «Грэмми» за свою роль в разработке MIDI-протокола, который позволил инструментам друг с другом взаимодействовать, в беседе со мной сказал, что музыкальный мир переживает второй «золотой век» в области аналоговых инструментов — и он должен был это знать, поскольку являлся героем первого века. Его фирма, Dave Smiths Instruments, находится на передовой этого ренессанса и его аналоговые инструменты снова стали появляться на концертных сценах по всему миру. 
 
«Музыканты ценят возможность покупки новых аналоговых инструментов, — говорит он. — До этого им приходилось покупать подержанные инструменты, многим из которых было уже хорошо за тридцать. Как правило они были ненадежными и едва ли не разваливались в процессе работы. Но многие музыканты хотели добиться именно этого звучания. Теперь же у музыкантов самый широкий выбор, и многие из них приходят к мысли, что им нравится звучание, вид и ощущения, которые несут с собой аналоговые инструменты».
 
С технической точки зрения аналоговый синтез безусловно устарел. Он был доведен до ума и выведен на рынок в 1960-х практически одновременно Робертом Мугом на Восточном побережье и Доном Бухла на Западе, причем идея Муга по поводу синтеза легла в основу большинства аналоговых инструментов. Проще говоря, аналоговый синтезатор работает с помощью процесса под названием субтрактивного синтеза. Он работает комбинируя основные формы волны, создаваемые двумя или более генераторами, что в свою очередь создает более сложную волну, которая затем фильтруется, чтобы удалить определенные частоты, именно поэтому этот синтез и называют субтрактивным, то есть вычитающим. Привлекательность этих инструментов кроется в их теплом, органическом электронном звучании, плюс в легкости их использования. Любой человек мог взять знаменитый Minimoog или любой другой аналоговый инструмент, покрутить множество ручек и кнопок, и за несколько секунд найти интересные звуки. 
 
Аналоговые инструменты безраздельно властвовали с 1960-х до середине 1980-х, пока рынок не заполонили дешевые цифровые синтезаторы. Зачастую они куда лучше подходили для имитации привычных звуков фортепьяно или колокольчиков, но их звучание было холодным, стерильным и пластиковым. По крайний мере слушая их звучание сегодня, они отвечают за самую попсовую, дрянную музыку, записанную в 1980-х, в то время как более старые синтезаторы до сих пор звучат мощно, сложно и ни на что не похоже. Самые популярный из синтезаторов 1980-х, Yamaha DX-7, использовал FM-синтез, который был настолько сложен, что для умелой с ним работы требовал степень знания по физике. Этот инструмент состоял практически из одних кнопок, что делало его очень доступным широкой публике. Продажи цифровых синтезаторов шли настолько хорошо, что разорились все главные производители аналоговых синтезаторов. Так для синтеза звука наступили мрачные времена.
 
Компания Sequential Circuits Дэйва Смита, чей аналоговый синтезатор Prophet 5 можно услышать на всех первых пластинках от Мадонны до Talking Heads, должна была свернуть свою деятельность. Но после того как это произошло, этот красивый инструмент, наряду с другими аналоговыми инструментами, стал вызывать интерес у музыкантов, которые жаждали богатого, трехмерного звучания, чего нельзя было добиться с помощью «цифры». Затем стали расти цены на старые инструменты, поскольку их производством никто не занимался, хотя спрос оставался стабильно высоким. Затем цифровые синтезаторы стали уходить в программные версии, которые по существу выполняли все те же вычисления, но стоили гораздо дешевле. 
 
Сегодня, почти через 30 лет после закрытия Sequential Circuits, Смит чувствует себя более чем хорошо, вновь вернувшись в бизнес, наряду со многими своими старыми конкурентами и друзьями. Компания Moog, которая известна своими синтезаторами, также вернулась к жизни и теперь занимается производством исключительно высококачественных аналоговых инструментов на своем заводе в Северной Каролине, хотя основатель это компании, Роберт Муг, умер еще в 2005 году. Всего лишь два месяца назад Дон Бухла вновь стал производить Music Easel, инструмент, который впервые поступил в продажу в 1960-х. Том Оберхейм, чьи белые синтезаторы стали отличительной чертой в 1970-х, вернулся к созданию аналоговых инструментов, а в прошлом году британская фирма Novation начала производство новой версии старого синтезатора Bass Station
 
Справедливости ради стоит отметить, что ренессанс по поводу аналоговых инструментов совпал с помешательством в США на почве EDM (Electronic Dance Music), заново переупаковав тридцать лет истории английского движения в полноценное рейв-движение. Вряд ли кого-то это будоражит сильнее, чем Дэйва Смита. Его бизнес-активность долгое время была незначительной, и теперь он вновь наблюдает за тем, как музыкальный мир снова сходит с ума от его инструментов. 
 
«В некотором смысле этот новой „золотой век“ аналоговых синтезаторов больше и лучше, — говорит он. — В первый раз синтезаторы были чем-то новым, и технология менялась очень быстро. Музыканты зачастую стремились заполучить самые последние продукты. Когда в 1980-х вышел DX-7, он стал одним из самых продаваемых синтезаторов. Теперь для подобных синтезаторов не осталось рынка, но все хотят обладать аналоговыми синтезаторами, которые существовали до этого.
 
Для моей компании этот второй „золотой век“ — лучше не придумаешь, но существуют десятки небольших компаний, создающих аналоговые синтезаторы, с которыми интересно возиться, и которые обладают хорошим звучание. А это, в общем-то, и есть смысл их существования». 
 
Еще одной компанией, которая поднялась на моде на аналоговые инструменты, стала французская Arturia. Когда-то она занималась выпуском очень широкого диапазона программ, которые эмулировали звучание классических аналоговых синтезаторов вроде Moog и даже Prophet 5. В начале 2012 года они выпустили небольшой синтезатор Minibrute, который звучит так, как и должен судя по его названию. Синтезатор стал настолько популярным, что во всех магазинах он довольно быстро был распродан, и было получено еще большее количество предзаказов. После такого успеха, компания сделала ожидаемую вещь — выпустила расширенную версию Minibrute, а несколько позднее Arturia приняла странное решение выпустить синтезатор попроще, назвав его Microbrute и поставив розничную цену ниже 300 долларов. Стоит ли говорить что этот синтезатор в прошедшее Рождество оказался под елкой у очень многих людей?!
 
Фредерик Брун, президент Arturia, был озадачен успехом своих дешевых, но таких своеобразных, инструментов. «Когда мы начали работать над MiniBrute, ничто не предвещало такого успеха», — рассказывает он. 
 
Точно так же, как и Дэйв Смит, Брун полагает что в данной ситуации гораздо уместней небольшие фирмы. «Большим компаниям приходится сложно со всеми этим изменениями и инновациями, — продолжает он. — Это верно для любой области. То, что большое количество музыкантов заинтересованы в аналоговых инструментах, может свидетельствовать о том, что вполне возможно скоро возникнет нормальный рынок. Но я не думаю, что крупные компании в этом испытывают недостаток. Главная трудность этого бизнеса заключается в том, что здесь совсем другая технология, другой тип маркетинга и иной тип понимания. Когда у тебя есть большой бизнес, крупная организация, которая движется по инерции, то это сделать намного сложнее. Современная мода на аналог, даже если она похожа на шаг назад, взывает к свежести и современности».
 
В этом всплеске интереса к старым синтезаторам, следует отметить одну очень важную вещь — разработка новых инструментов очень плотно завязана на интернет. Разработчики инструментов часто переписываются со своими поклонниками, стараясь создать инструменты, которые бы отвечали требованиям музыкантов. В этом я убедился когда посетил в Эдинбурге квартиру одного из создателей синтезаторов, Кена Макбета. Некоторые в шутку его называют МакМугом — это имя его здорово раздражает — поскольку аналоговые инструменты Макбета высоко котируются во всем мире и с точки зрения роскошного дизайна, и с точки зрения сочного звука. К тому же на рынке они являются одними из самых дорогих — одна из последних его моделей продается по цене свыше 3 000 долларов. Многие из известных музыкантов, вроде The Orb, Жана Мишель Жарра и композитора Ханса Циммера, являются обладателями его великолепных синтезаторов, а на его страницы в соцсетях подписаны многие тысячи человек, жаждущие его очередных творений. 
 
Со своими поклонниками он предпочитает общаться через Facebook и YouTube, но однажды он высказал мне свое мнение, которое подводит некий итог в том, что происходит сегодня со старыми технологиями.
Цифровой мир — это нули и единицы, но я работаю между нулями и единицами. Посмотрите на винил: даже несмотря на все его щелчки и шипение, все расценивают его как формат обладающий теплым, сочным звуком. Аналоговые синтезаторы обладают схожей репутацией
Другие материалы в этой категории: « Allen & Heath Xone:DB4

Комментировать


Защитный код Обновить

.