Цифровой конвеер

Где-то около месяца назад я наткнулся на просторах Сети на статью известного немецкого диджея/ продюсера Стефана Голдана, озаглавленную громкой фразой "Все популярное - неправильно". Она вызвала у меня большой интерес, а прочтение - приступ возросшего интузиазма. Своим опусом о нынешнем состоянии индустрии, сформировавшегося вокруг электронной музыки, а также о рынке ее сбыта, Голдман не сделал никаких открытий. Ценность его труда, однако, заключалась в том, что он, как активный учасник событий "тогда" и "сейчас", смог правильно разложить по полочкам все "за" и "против" по поводу избитых вопросов вроде вседоступности музыки и преимуществ/ недостатков (нужное подчеркнуть), что принесла нам цифровая революция. У меня нет ни малейшего желания ввязываться в одну из вечных дискуссий, суть которых каждый из вас, наверно, и так знает, но я возьму на себя смелость развить тему, поднятую Стефаном, с применением наглядных для нас примеров. 

Что собой представляет водоворот электронной музыки сегодня? Произнося в ее контексте слово «индустрия», я бы не хотел останавливаться на персонах вроде Deadmau5, Девида Гетты или Тiestо. Надеюсь, не только мне понятно, что они и им подобные давно уже не являются равноценными участниками сферы бизнеса, кишащей инди-лейблами и хоум-мейд-продюсерами. Чем же живут все остальные? Логично было бы разделить «остальных» на две категории: тех, кто успел сделать себе имя до середины двухтысячных, когда нахлынула тотальная цифра, и тех, кто пришел позже. Многие представители первого лагеря каким-то образом держатся на плаву и до сих пор, в то время как действительно успешно зашедших на рынок новичков - не такое уж и большое количество. Причину надо искать вот в чем. Ранее достаточно было записать один успешный хит, и слушатели (в силу относительно небольшого выбора материала для прослушивания) готовы были носить тебя на руках. Теперь же годная музыкальная работа качественно выделит своего автора из миллиона его «конкурентов» лишь на жалкие минуты - для того, чтобы через день утонуть в пучине свежих произведений разной степени паршивости, терабайтами ринувших на сервера цифровых рителейров. Это в лучшем случае - в худшем до прослушивания этой годной работы дело так и не дойдет, поскольку у среднестатистического потребителя такой музыки есть куча легальных и не очень вариантов для «скачать музыку бесплатно». В такой гонке не выигрывает никто: те, кому правдой-неправдой удастся показать свой продукт большему количеству потенциальных покупателей, получат на сто-двести платных скачиваний больше. И определенным успехом это можно будет считать при условии, если им удастся провернуть подобную операцию несколько раз, постоянно выставляя свое гордое имя напоказ. Но в погоне за скачиваниями и появлениями в чартах с периодичностью в неделю-две теряется качество музыки - то, что раньше оттачивалось в кропотливых трудах в студии, теперь нивелируется стремлением напоминать о себе почаще. Хотите примеров? Возьмите Марка Брума, легенду английского техно: за 2010 год он выпустил на одну пластинку меньше, чем за период с 1992 по 1996 годы, когда, собственно, и зарождалась его слава. Это ни в коем случае не означает, что все его нынешние пластинки нужно называть словом на букву «г», но с другой стороны - о скольких из них вы вспомните через полгода? Как бы там ни было, я уверен, что те, кто в силу своего возраста и принадлежности к более старшему поколению имели возможность наблюдать Марка на заре его карьеры, смогут вспомнить названия практически всех его релизов того времени. Но Брум представляет лагерь ветеранов - тех, кто начинал задолго до формирования сегодняшних реалий и, скорее всего, найдет, чем себя прокормить. Более показательным наверняка будет пример «поближе к телу»: возьмем одного известного украинского саунд-продюсера, имя которого я не назову из соображений корректности. Несмотря на то, что всезнающий discogs говорит нам о двух его официальных релизах, а наши соотечественники впервые начали узнавать о нем три года назад, на Beatport список его творений занимает ни много ни мало - 29 страниц. Получается, что за прошедшие три года талантливый кудесник VST и лэптопа записал 290 треков, то есть в среднем по одной композиции в три-четыре дня. Вопрос «как ему это удалось?» мне лично не интересен. Любопытнее, зачем ради очередной строки в пресс-релизе «выпустился на европейском лейбле» (тот самый «европейский лейбл» вполне может содержать сидящий перед компом студент-задрот, неистово атакующий все известные битпорты)? Чтобы объявить о своем неожиданном попадании в «топ-100» чарта продаж? Да кто в них только не попадал...

Последнее из упомянутых "достижений" просто-таки провоцирует на его детальное рассмотрение.
Есть такая полезная штука под названием твиттер - почитав то, что пишут в ней некоторые известные всему миру диджеи, можно почерпнуть много всего полезного. Так, американец Дастин Цан однажды создал удивленный твит, гласивший о попадании в сотню лучших треков Beatport с семнадцатью скачиваниями. На деле это означает, что трек, который не собрал и 50 долларов в самом популярном онлайн-магазине, теперь может пиариться как один из лучших в данном стиле музыки на сегодняшний день. Впрочем, расстраиваться по этому поводу не стоит - наверняка, уже завтра ему на смену придет другая сотня «лучших», а послезавтра - еще другая, и так до бесконечности. Еще более интересную информацию поведал Дейв Кларк, признавшись, что иногда для попадания в «топ-10» того же ритейлера достаточно сотни покупок. Объяснить это можно тем, что явные лидеры продаж, на сотни или тысячи скачиваний опережающие своих преследователей, пользуются поддержкой глобальных промокомпаний и скорее относятся к той категории артистов, которую мы исключили в самом начале статьи. Ну а остальные каким-то образом «распределяют» скачивания между собой - уверен, математики смогли бы подобрать нужный для этого термин. То же, что я запомнил из университетской программы, позволяет мне напрячь извилины и в общих чертах выразить словесно главное условие более-менее равномерного «распределения» таких «вероятностей», как скачивание того или иного трека: всего треков должно быть очень много. Как понимаете, данное условие нынешней индустрией выполняется на «ура».
 
Все, что мы видим сейчас, появилось благодаря демократизации, поглотившей и такую нишевую индустрию, как электронная музыка. Миллионы треков появляются в онлайн-сторах ежемесячно, а в соседней России популярный ресурс Ргоmodj насчитывает уже более миллиона зарегистрированных диджеев. Попробуйте себе представить: в теории каждый сотый житель России ныне считает себя диджеем! Происходит все это не оттого, что россияне вдруг поголовно решили крутить пластинки, и не оттого, что в мире появилось достаточно продюсеров, способных выжать из оборудования миллион треков в месяц - сейчас в моде другие средства. Цифровая революция позволила всем и каждому попробовать себя в ранее недостижимой ипостаси. Как сказал один известный диджей в недавнем интервью: «У меня нет проблем с диджиталом - у меня есть проблема с людьми, неправильно им пользующимися» - и с ним тяжело не согласиться. Наверняка гениальный Роберт Хенке, разрабатывавший революционный продукт «Live», что ныне красуется под ярлыком фирмы Ableton, не думал, что его изобретение начнет работать не только во благо его умудренных опытом коллег-звукоинженеров. 
У расширения аудитории есть и положительные стороны: сам Хенке говорит, что видел или слышал о случаях использования «Live» даже в баптистских церквях США или в филармониях - в конце концов, функционал программы подходит не только для сведения воедино синтезатора и драм-машины в треке для танцпола. Другое дело, что тысячи обладателей чрезвычайно большого Эго решили: освоив минимальную часть того, что предлагает этот софт, они уже могут заливать свои сочинения на всеобщее обозрение, а в особо запущенных случаях и ожидают прибыли за свои «труды». А схема работы индустрии им поддакивает: давай, аффтар, пеши исчо - Веаероге ведь резиновый, а ты не должен отказываться от мысли лишний раз о себе напомнить. Получается такой себе замкнутый круг: явные аутсайдеры тянут за собой вниз не понимающих, что происходит, продюсеров со стажем, которые принимают правила игры и пытаются выжить в том самом ритме «релиз-раз-в-две-недели».
Те же инструменты, которые могли бы помочь отделить самопал от качественно сделанного продукта (вроде хорошего мастеринга, красивой обложки и недешевого промо-продвижения) становятся недоступными для абсолютного большинства. Какой в этом смысл, если в итоге ты увеличишь прибыль на сотню евро, потратив до этого тысячу? В выигрыше остаются лишь ритейлеры - они получат свой процент от продаж в любом случае: пусть скачиваний на трек в среднем стало и меньше, так ведь и треков-то прибавилось.
 
Корень всех бед кроется отнюдь не в самой технологии, а, как мы раньше уже выяснили, в неправильном ее применении. В конце концов, тот же Traktor можно использовать для одновременного проигрывания четырех полноценных треков-дорожек и повсеместного накладывания дополнительных лупов, а можно юзать на крымской дискотеке, чтобы неумело перевести «Луна зажигает на небе прожектор» в «We No Speak Americano». Проблема в том, что сторонников второго подхода значительно больше. И такая статистика имеет прямое влияние на положение дел в клубах: зачем арт-директору платить деньги зазнавшемуся эстету, потратившему свои личные деньги на музыку, тщательный отбор которой занял часы, если не дни? Ведь публика, выросшая на «Топ-100 Битпорта» (условно - сюда можно поставить любую попытку оценки качества с помощью рейтингов/чартов и т.д.), с удовольствием «схавает» и чувака, накачавшего пиратские рипы самых популярных треков в папку с Traktor, который согласится поиграть «за сотню».  
И это не проблема жлобства или недостатка культуры - это трезвый бизнес-расчет. В Украине модель индустрии работает так же, как и за рубежом: те, кто были на слуху еще несколько лет назад, в большинстве своем остались при делах, а вот со свежей кровью будет проблематичнее. Достаточно посмотреть верхушку рейтинга лучших диджеев страны (читай - самых популярных): появившихся здесь в течение последнего года или двух можно пересчитать по пальцам. Тем не менее, общая динамика числа диджеев и продюсеров год от года меняется в сторону роста.
 
Но что особенно понравилось в статье Голдманна, так это заключение «с хэппи эндом», и мы тоже постараемся подсластить горькую пилюлю правды. В сложившейся ситуации больше не работают схемы, при которых известность может получить человек, осиливший стоимость дорогого оборудования, или трек, похожий на «тот хит, что вышел в прошлом году». 
В эпоху, когда массы движутся в погоне за трендом, те, кто стоят за их границами или же их создают, ценятся на вес золота. Теперь у тебя нет стимула копировать кого-то или попробовать что-либо повторить - можно быть на 99,9% уверенным, что до тебя таких же «умных» оказался не один десяток. Когда слепая калька не приносит тебе дивидендов, все, что при удачном стечении обстоятельств (куда же без удачи-то?) сможет выделить тебя из толпы, - это оригинальность и неповторимость. Ныне можно распродать тираж своего альбома за два дня без услуг промо-агентства и диджитал-копий, как это сделали Sandwell District; можно стать известным на весь мир, не появляясь на публике, как Burial; или же можно поддерживать интерес к своим пластинкам, просто-на-просто приклеивая к вайт-лейблу кусок обоев или ткани, как лейбл Mojuba. Будь оригинальным - это единственный путь наверх. 
 
 
Последнее изменениеВторник, 13 Ноябрь 2012 21:49
Administrator

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Комментировать


Защитный код Обновить

.

Войти or Регистрация

Loader